Аквабескультурье
Фото: Галина Сергеева

Фото: Галина Сергеева

Сможет ли искусственное выращивание рыбы обеспечить продовольственную безопасность и независимость от импорта

О развитии отечественной аквакультуры в нашей стране особенно активно заговорили после «санкционной» войны. Неожиданно возникший дефицит норвежского лосося в магазинах заставил внимательно пересмотреть собственные ресурсы. Один из самых перспективных российских регионов с точки зрения развития аква- и марикультуры — Мурманская область. «Русская планета» поговорила с экспертами о возможностях, проблемах и существующих рисках этих отраслей.

Расти, рыбка

Аквакультуре уже более 4 тысяч лет. Ее основоположниками были древние китайцы. Первый трактат об искусственном разведении рыб был создан ими около 600 года до нашей эры. И до сих пор Китай является основным мировым лидером в аквакультуре, в 10-15 раз опережая следующую за ним Индию. В России выращивание рыбы началось в XIX веке. Пик же рыбоводства приходится на советские времена — с 1970 по 1985 годы, когда более чем в пятнадцать раз вырос объем производимой продукции.

Товарное рыбоводство в Мурманской области начиналась в 1990-х годах с одного предприятия — «Арктик Салмон», которое находилось в поселке Верхнетуломском, непосредственно в плотине на глубине 70 метров. Выращивали там радужную форель. В самом начале объем произведенной продукции не превышал 500 кг в год. Перелом произошел в 2009 году, когда объем выращенной рыбы составил 2 тысячи тонн в год, в 2010-м — почти 5 тысяч тонн, в 2011 — 8,9 тысяч тонн, в 2012 — 16,9 тысяч тонн, в 2013 — 22,6 тысяч тонн. По данным Мурманстата, за период с января по июль 2014 года оборот организаций, занимающихся рыбоводством, составил почти 723 млн рублей. По сравнению с прошлым годом рост составил 55,6 процентов.

– В прошлом году Мурманская область даже обогнала традиционного лидера Республику Карелия, — с гордостью говорит председатель регионального комитета рыбохозяйственного комплекса Олег Заболоцкий. — На 80 процентов эти показатели обеспечивает компания «Русский лосось» двумя губами, в которых находится садковое хозяйство — губа Малая Волоковая и губа Печенга. Но мы не забываем, что сегодня в регион пришла мощнейшая компания «Русское море — аквакультура». У нее девять рыбопромысловых участков на Баренцевом море и столько же на Белом море, которые сегодня только начинают осваиваться. Сегодня в Ура-губе есть ферма, а в поселке недавно открылся цех по рыбопереработке. Можете представить, какие объемы нас ждут в будущем? В этом году порядка 7 тысяч тонн уже есть. По самым пессимистическим прогнозам мы ожидаем не менее 25 тысяч тонн уже, и доведем до 30 тысяч тонн в следующем году совершенно спокойно.

Заболоцкий говорит, что можно обеспечить не только всю Мурманскую область, но и весь Северо-Запад и Москву рыбой. Другое дело, что сегодня мурманские производители не являются конкурентами норвежским партнерам.

– Наши предприятия готовятся к тому, чтобы стать автономными. Ведется разработка по производству собственных кормов и по собственному маточному стаду. Правда, нужны серьезные инвестиции и как это у нас получится, сложно сказать. Но это делать необходимо. Думаем, что мы сделаем шаг в обеспечении автономности этого сегмента, — считает собеседник РП.

Есть ли сегодня поддержка аквакультуры со стороны властей?

– Сегодня из федерального и областного бюджетов субсидируются процентные ставки по кредитам. И порядка 50 миллионов рублей субсидируется по кредитам, привлекаемым на капитальные вложения, модернизацию, оборудование ферм, длинные кредиты на пять и восемь лет, — объясняет Заболоцкий. — Плюс в областном бюджете еще заложено на условиях софинансирования субсидирование процентной ставки по кредитам на приобретение кормов. Это хорошая поддержка, она пользуется спросом у предприятий. Из всей государственной поддержки рыбной отрасли, которая осуществляется через региональный комитет, 80 процентов всех средств идет на аквакультуру. Хотя нужно больше. Должна быть серьезная госпрограмма, потому что это наше будущее. России повезло, мы имеем огромный водный потенциал, а с учетом нынешних реалий аквакультура будет очень серьезным подспорьем в традиционном рыболовстве.

«Мурманский лосось»

Появляются и новые игроки рынка. Недавно в Роспатенте компания «Русское море — аквакультура» зарегистрировала собственную торговую марку — «Мурманский лосось».

– Мы с большим энтузиазмом смотрим в будущее, — говорит генеральный директор компании Юрий Киташин. — И, конечно, не будем останавливаться на достигнутом. В этом году мы произведем порядка 5 тысяч тонн готовой продукции. В следующем году уже 10 тысяч тонн, а через 2-3 года мы выйдем на 25 тысяч тонн. Рассматриваем другие возможности, другие площадки для выращивания семги, будем стремиться к тому, чтобы полностью заместить импорт из Норвегии и Чили, обеспечить потребности внутреннего рынка.

Сейчас на предприятии работает 110 человек. Штат растет, по мере того, как открываются новые рыбоводные комплексы. По словам Киташина, появляются новые суда, команды, которые должны этими судами управлять. Активно растет штат рыбопереработчиков. Компания привлекает местное население, рассматривает возможность найма беженцев из Украины.

Одной из проблем отрасли Киташин называет проблемы с поставкой молодняка, смолта.

– Это очень острый вопрос для нас. Сейчас мы полностью зависим от норвежских поставок посадочного материала. Это очень плохо. Мы просто обязаны построить свой смолтовый завод. Мы об этом думаем совместно с «Русским лососем», даже уже нашли приемлемую площадку для этого объекта, сейчас активно создаем бизнес-план под этот проект. Думаем построить этот завод в губе Титовка.

Самый северный в мире

Говоря о заполярной аквакультуре, нельзя не вспомнить о таком уникальном предприятии, как компания «БЛК-фиш». Оно расположено на сбросном канале Кольской атомной станции, на озере Имандра, теплые воды которого позволяют круглогодично выращивать не только форель, но и самых северных в мире осетров.

– Сибирских осетров мы завезли в 1999 году в качестве эксперимента, — рассказывает РП главный рыбовод предприятия Наталья Захарова. — Приживется — не приживется. И вот они уже более 14 лет у нас растут. Половозрелость у них 10-12 лет. Два года назад начали давать икру. И сейчас у нас есть собственное поголовье осетрят. Мы планируем каждый год закладывать осетров на нерест. Они будет жить, развиваться и объемы продукции будут увеличиваться с каждым годом.

Как вы решаете проблему кормов?

– Корма у нас тоже импортные, датские. Свое, конечно, нужно. Это лучше во всех отношениях. Быстрее можно заказать-купить. Плюс, я думаю, себестоимость кормов, если будет своя, дешевле будет. И себестоимость нашей продукции уменьшится. Сейчас черная икра у нас стоит от полутора тысяч за 50 граммов, красная — 200 граммов — 500 рублей.

Точка роста

Сегодня в области работают пять основных компаний по выращиванию рыбы. Но есть и предприятия на начальной стадии своего развития. Они получают рыбопромысловые участки, приобретают оборудование и, в основном, ориентируются на озерную аквакультуру, где можно выращивать не только радужную форель.

Олег Заболоцкий считает, что рыбопроизводителям очень повезло, потому что они могут использовать западных коллег.

– Мы имеем возможность заимствовать опыт наших северных коллег. Это и Финляндия, где озерное рыбоводство очень развито, и в Швеции тоже есть опыт соответствующий. И если в Финляндии совершенно спокойно выращивают и окуня, и щуку, почему мы не можем?

По его словам, мы должны грамотно использовать опыт соседей, стараясь не повторять чужих ошибок. Это, в частности, касается болезней рыб. Для решения этих проблем и их профилактики делается сегодня максимум возможного.

Как решается вопрос переработки рыбы?

– Мы говорим, что рыбак обеспечивает работой 7 человек на берегу. Но сегодня и рыбовод обеспечивает работой не меньшее количество людей. Вырастили рыбу, ее надо подрезать, переработать, использовать отходы. В каком-то случае это утилизация, в каком-то, как в Линахамари, стоит рыбомучная установка, где производят, во-первых, рыбную муку, которая пользуется бешеным спросом в сельском хозяйстве, а во-вторых, рыбий жир. Это же тоже рабочие места.

Собеседник РП говорит, что много людей обеспечивают садки, а это маломерный флот, транспортные предприятия, компании, которые занимаются уже более глубокой переработкой. Есть другое предприятие, «Катран-Кола», которое покупает эту продукцию, делает ломтики этой рыбы в вакуумной упаковке.

– Если мы сегодня говорим, что рыболовство — это локомотив развития рыбохозяйственного комплекса, то аквакультура — это точка роста и за ней будущее, — считает Заболоцкий.

Наукоемкая рыба

Научным изучением аква- и марикультуры в Мурманской области занимаются ученые двух институтов — Полярного НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии им. Книптовича, а также Мурманского морского биологического института РАН. Правда, из-за недофинансирования, в последние годы все исследования свернули. Тем не менее, наработки помогут совершить прорыв в отрасли.

– У нас много разработок, которые были начаты в конце прошлого века, — рассказывает заместитель заведующего лабораторией альгологии ММБИ, доктор биологических наук Михаил Макаров. — Тогда Минсельхоз выделял огромные деньги на работу. В них участвовал и наш институт. Были созданы технологии выращивания как морской рыбы, например, трески и камбалы, так и водорослей. В губе Зеленецкой была поставлена плантация, где добывали морскую капусту, которую поставляли на Архангельский водорослевый комбинат.

Ученый рассказывает, что показатели были сравнимы с мировыми, то есть до 60 тонн капусты с гектара. Выращивали также гребешки и мидии. Потом финансирование прекратилось и в связи с перестройкой все свернулось.

– За свои деньги, за бюджетное финансирование мы не можем проводить такие работы, поскольку у нас несколько другое направление в работе института, академическое, — говорит собеседник РП. — Какие-то научные разработки ведутся, но не столь масштабные. Если бы было решение «партии и правительства», мы бы уже сейчас могли выдать очень интересные идеи и решения, как все сделать лучше.

Но, по словам Макарова, в России очень большой разрыв между наукой и производством. На деле кто-то выращивает только мальков на продажу, другие же доращивают этих мальков до товарного состояния. Большие хозяйства, конечно, ведут цикл от икринки до конечной продукции, уже переработанной рыбы, но в нашей стране таких хозяйств нет.

А как у нас выглядит технология выращивания?

 – В основном — это доращивание мальков до товарного состояния. То, что мы видим у нас в Мурманской области садки — это покупается в Норвегии посадочный материал, то есть мальки форели или семги, сажаются здесь в море, покупаются корма. Докармливают и доводят до товарного состояния. На самом деле достаточно простая технология. И, если посмотреть другие страны, тот же Китай, там ручной труд очень дешевый, поэтому на рыбоводных фермах его, в основном, и используют.

Но есть и другие примеры. Эксперт рассказывает, что в Норвегии все основано на компьютеризации, механизации, то есть человек там принимает минимальное участие в процессе, буквально отслеживая работу приборов.

Само по себе это несложно. Берется большой садок, садится рыба и раз или два в день засыпается определенное количество корма. Ручным способом или при помощи какого-то механизма. В норвежских хозяйствах стоят подводные видеокамеры, они отслеживают и степень потребления корма, и поведение рыбы, болезни можно контролировать.

– Мы тоже пытаемся это все внедрить, но это довольно дорого и энергоемко. Все стараются получить большую материальную выгоду с меньшими вложениями, — говорит Макаров.

Как вы относитесь к такому утверждению, что вся выращенная рыба и, прежде всего, норвежская, вредная? Говорят, что в ней много канцерогенов, что она вызывает онкологические заболевания. И ведь наша рыба тоже выращивается по норвежским технологиям, из норвежских мальков и на их кормах. Получается, что наша рыба тоже вредна для здоровья?

– Точно здесь я не могу сказать, тут нужно говорить в цифрах. Скорее всего, такие слухи распространяются для того, чтобы сбить конкуренцию. Мы, действительно, берем тот же садковый материал, тех же мальков из той же Норвегии. Покупаем там корма, хотя у нас есть множество отечественных разработок кормов, которые ничуть не уступают норвежским. Но, видимо, гораздо проще все взять в одном месте. В этом плане разницы между семгой, выращенной в Норвегии и у нас, нет никакой. Но обе они будут отличаться от рыбы, выращенной в естественных условиях.

Про корма сейчас говорят много. Из чего они состоят?

– Основное в составе корма — это криль, маленькие морские рачки, которые тоже являются объектом культивирования. Их специально выращивают, чтобы получать корма — и аквариумные, и садковые. Остальное — это наполнители, гормоны роста, лекарства, чтобы рыбы не болели. По идее то, что у нас ввели санкции, это, может быть, подтолкнет хоть немножко нас, заставит задуматься о проблемах отечественной аквакультуры. Нужно опираться не на импортных мальков и корма, а заниматься своим. Тем более что у нас есть такие заводы на Белом море, которые занимаются выращиванием мальков для восстановления маточного стада.

А почему наши предприятия не могут сами создать свое маточное стадо и не зависеть от норвежцев?

– Это связано вот с той специализацией, что одни выращивают из икры мальков, а другие уже подращивают мальков до товарного состояния. Если для подращивания в море нужна какая-то закрытая губа, чтобы садки не сносило штормами, не отрывало. Здесь задача поставить садки и следить за их сохранностью, раз-два в день выходить кормить рыбу и потом уже брать готовую продукцию. А для хозяйства, которое занимается мальками, все гораздо сложнее. Нужно очень тщательно отслеживать проток воды, ее химический состав, температуру и так далее. То есть это особые помещения, достаточно автоматизированные, чтобы при каком-то нарушении суметь быстро восстановиться. Но если бы эти хозяйства — «Русский лосось» и «Русское море» — заинтересовались, они смогли бы это сделать. Тем более что они сейчас получили хорошую государственную поддержку.

Без тента над головой Далее в рубрике Без тента над головойЖильцы дома на улице Невского, уцелевшие после взрыва газа, живут в сырых квартирах с искрящейся проводкой Читайте в рубрике «Общество» «Двойной удар»: кто и как уничтожает природный комплекс ПодмосковьяГроб экологии в России или как бездействие прокуратуры губит заказник Истринского района «Двойной удар»: кто и как уничтожает природный комплекс Подмосковья

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»