Вниз по лестнице
Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

Фото: РИА Новости, Кирилл Каллиников

Бездомным Мурманской области некуда идти, кроме монастыря

Пустырь на улице Баумана, раннее утро. Каждую субботу сюда стекаются бездомные. Уже много лет на пустырь приезжает машина, из нее выходят люди в спецодежде и защитных масках и раздают бездомным горячую еду. Это сотрудники общественной организации «Улица». После сытного обеда бродягам предлагают пищу духовную — им читают проповедь в надежде, что это наставит их на путь истинный.

История 43-летнего Алексея (он предпочел назваться вымышленным именем) начинается, как многие другие. Родился в Мурманске, окончил училище, ходил в море, женился, родились дети. Потом — развод и раздел имущества. В детали Алексей нас не посвятил, но в результате 8 лет назад он оказался на улице без документов.

– Регулярного заработка нет, ищу подработки через знакомых, помогаю дворникам, — рассказывает Алексей. — Иногда заплатят рублей 300, но зато покормят. Почти все заработанные деньги уходят на еду и на то, чтобы содержать себя в нормальном состоянии: вовремя купить белье и носки, сходить побриться. Бреюсь в поликлиниках, в кинотеатрах — там, где есть общественные туалеты. Если повезет — у знакомых. Иногда они пускают к себе переночевать. А если нет, то сплю в подвалах, подъездах. В подъезд важно вовремя прийти. Поздно ночью, часа в 2, люди уже практически не ходят. Ложишься спать. Спишь до 5-6 утра. Потом просыпаются владельцы собак. Лифт заработал — пора вставать. Пьяным ложиться нельзя: могут полностью ограбить, снять обувь, избить, могут милицию вызвать. Лучше ночевать в разных подъездах, чтобы тебя никто не видел, никто не знал.

Сейчас Алексей пытается вернуться к нормальной социальной жизни, занимается восстановлением документов. А с ними больше шансов найти работу, тем более что специальность у Алексея востребованная — строитель.

Родители сказали: «Уходи и больше не возвращайся»

У его знакомого, Дениса, оптимизма гораздо меньше. На пункт питания он пришел с перебинтованной головой — вчера в очередной раз избили.

– Мы спали пьяные, и пришла девушка с мужем, а с ними еще один молодой человек. Они начали нас бить. Стул кидали, часы, а потом… как его?.. В котором воду можно вскипятить. Вот этим нас избивали.

Денис путает слова, вспоминая эту историю. А потом с каким-то отрешенным спокойствием перечисляет основные вехи своей невеселой жизни.

– Я работал в Мурманске водителем, потом начал увлекаться наркотиками и воровать. Первый срок — дали 4 года. Вышел на волю, познакомился с девушкой, мы поженились, у нас родился сын. Потом я попал в аварию, у меня началась эпилепсия, я снова увлекся наркотиками. Опять дали 4 года. Освободился в 2009 году, 10 дней побыл на воле и снова пошел в тюрьму за наркотики, на 2 года. А потом надоело, решил, что больше воровать не буду.

За эти годы семья продала квартиру в Мурманске и уехала в Белгородскую область. Когда Денис приехал к родителям, те его не пустили на порог. Дали 4 тыс. рублей, немного вещей в дорогу и сказали, чтобы больше не появлялся.

– Я начал жить в заброшенной деревяшке на Бондарной, вместе с бичами в одной комнате: я, Саша и Сережа. Еду находим в бачках, то, что в пакеты завернуто. Гнилое, конечно, не берем. Одежда — то же самое. Вот, нашел, — Денис демонстрирует теплую куртку, — вроде неплохая… Честно говоря, я бы хотел вернуться к нормальной жизни, но не знаю, как это сделать, какие шаги предпринять.

Сколько в Мурманске людей с похожими судьбами — точно не может сказать никто. Бездомные не любят привлекать к себе внимание к себе и не спешат раскрывать местоположение своих обжитых подвалов и чердаков: конкуренция очень высока.

– В районе Баумана долгое время жил Игорь, он уже умер, — рассказал корреспонденту РП Валерий Бабурин, председатель мурманской общественной организации «Улица», которая уже много лет работает с этой категорией людей. — Мы долго пытались узнать, где он ночует, у них была какая-то дырка, ведущая в подвал. Но он нам не рассказывал, потому что хорошего пристанища очень легко лишиться. Это особенно опасно зимой. Летом еще ничего, многие живут прямо на улице. У меня под окнами был такой Володя со стажем бездомности 13 лет. Ночевал в кустах, укрывался каким-то пальто, зонтик пристроил.

Бомжи с высшим образованием

Как правило, причин, по которым бездомный оказался без крыши над головой, несколько. Первая — семейная. У этой лестницы, ведущий вниз, всего три ступеньки: развод, алкоголь, улица. Вторая совсем короткая: «черные риелторы» или недобросовестная сделка с недвижимостью. И третья — нарушение закона, тюрьма, а пока человек за решеткой, родственники продают квартиру. Впрочем, все это лишь внешние факторы. Далеко не каждый человек в такой ситуации превратится в бродягу.

– Эти люди не справляются с проблемами и ломаются. Но причина и в законодательстве, — поясняет Валерий Бабурин. — В нашей стране власть смотрит на проблему бездомности как на личный выбор человека, а не как на отсутствие возможности реализовать свое право на жилье. Мы провели анализ жилищной политики в Мурманской области. Ситуация просто катастрофическая. Человеку практически невозможно получить свой угол, разве что купить. А это не каждому под силу.

Проблема в том, что у многих бездомных нет официальной регистрации. Нет штампа в паспорте — нет работы. А нет работы — нет регистрации, и рассчитывать даже на кровать в общежитии не приходится. Замкнутый круг.

– На улице может оказаться каждый, — продолжает Валерий Бабурин. — В Кировске живет 35-летний бомж с высшим техническим образованием. В нашем городе это не так ярко выражено, а вот в Санкт-Петербурге часто попадаются яркие личности. Мой коллега оттуда рассказывал, что за 20 лет работы видел народных артистов, академиков, прокуроров и следователей. Смотрели фильм «Республика ШКИД»? Там есть одноглазый герой по кличке Мамочка. Актер, который его играл, был бездомным. Причина — не алкоголь, не тюрьма, а семейные обстоятельства. Он вынужден был просить помощи у Никиты Михалкова. Так что не существует иммунитета от бездомности, на улице может оказаться каждый.

Жертва системы или слабость?

Сотрудники благотворительных организаций хорошо знают, что у многих бродяг формируется иждивенческое поведение. Зачем стараться, если волонтеры и накормят, и оденут. Перестроиться почти невозможно, социальная жизнь подразумевает ответственность и самодисциплину. А за годы уличной свободы в сочетании с алкоголем многие навыки утрачиваются, личность разрушается. Нужна многолетняя работа, чтобы человек вернулся к нормальной жизни. Процент удачного исхода невелик.

– Вот, например, недавно наши коллеги в Кировске работали с, казалось бы, совершенно безнадежным дяденькой лет за 50, — вспоминает Валерий Бабурин. — Он прошел курс реабилитации в Зеленоборском, вернулся к нормальной жизни, местный депутат помог ему устроиться дворником. Сейчас работает и очень доволен жизнью, потому что даже не думал, что все может быть по-другому. Скажу честно, таких случаев очень мало, и каждый окрыляет.

В Мурманском государственном комплексном центре социального обслуживания населения работают с бездомными с 2008 года. Там помогают составлять документы, выплачивать госпошлины, предоставляют горячее питание, средства гигиены и возможность проезда к месту проживания родственников. Помогают пройти медкомиссию и устроиться на работу, дают юридические консультации. Но далеко не все бездомные готовы менять свой образ жизни.

– У нас были случаи, когда мы оформляли человеку документы, ему оставалось только прийти за одной справкой, чтобы получать пенсию по инвалидности и оформиться в дом престарелых. Но человек в последний момент уходил, и наша работа пропадала. Конечно, есть счастливые случаи. Мы их особо ценим и радуемся за людей, — рассказала РП директор центра Лёля Акаченок.

Бездомных — в церковь

Количество бездомных в регионе не уменьшается. Существуют страны, в которых их нет вообще. В Санкт-Петербурге в каждом районе есть ночлежки, где люди могут по меньшей мере согреться. Как это ни парадоксально, но в Мурманске с его долгой холодной зимой людям без определенного места жительства идти просто некуда. За исключением подъездов и тех подвалов, в которые есть доступ по недосмотру управляющих компаний.

– Закрыть все подвалы — не выход, — считает Валерий Бабурин, — люди будут просто умирать на улице. С другой стороны, можно понять и жителей, это не всегда безопасно.

Раньше существовал проект по строительству ночлежки в Мурманске на Заречной, 34. Потом от него отказались. Сейчас город возлагает большие надежды на создание подобного учреждения в подворье Трифоно-Печенгского монастыря. Пока что оно может вместить не более ста человек. На данный момент это единственное место, куда могут направить бездомных в особо тяжелых случаях, когда у человека нет иных шансов выжить.

Кроме того, сейчас в областном правительстве рассматривается план развития региона на 2014–2020 годы. Представители «Улицы» внесли свои предложения в программу Министерства здравоохранения. Если их одобрят, у бездомных будут регулярно брать кровь, бесплатно делать прививки и флюорографию.

В конце нашей встречи Валерий Бабурин показывает фотографии бездомных, с которыми он работал. Десятки лиц — мужчины и женщины, молодые и старые.

– Гибнут от голода, холода, болезней и драк. Многих из них уже нет в живых.

Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»